Эстетика в китайском стиле


Китайский стиль подразумевает полное спокойствие и созерцание бытия из себя. Создано гармоничное и ...

 

Эстетика в китайском интерьере

Китайский стиль подразумевает полное спокойствие и созерцание бытия из себя.

Создано гармоничное и благоприятное окружение. Китайский стиль подчинен филосовским принципам. В результате получается эффектнейшие и, в то же время дышащие безмятежные пространства.

Через окна и узорчатые решетки проникает ландшафт, который используют и в помещении. Согласно учению Дао, человек не имеет права навязывать природному миру искусственные формы, поскольку все сущее должно развиваться. В основе композиции применяются только натуральные материалы. Все эстетические принципы, на которых основано китайское искусство, а также принципы морально-этические, на которых основано китайское общество, базируются на наблюдениях за природным миром. Есть целостность и органичность. Открытые и замкнутые пространства.

Бескорыстное восприятие объекта, взаимоотношений субъекта и объекта, говорит об эстетическом китайском направлении. Чисто духовный характер - неутилитарное созерцание объекта, имеющего свое бытие, вне субъекта, и внутри объекта созерцания.

В интерьере свидетельствует о полной сущности гармонии человека с Универсум, в понятии определения духовного наслаждения. Тайна красоты заключена в гармонических отношениях, качество различий и противоположностей составляет единое целое инь-янь. Объективное свойство природной, социальной и духовной целостности и есть категория прекрасного. Естественная красота, рожденная временным существованием. Отсутствие вычурного, броского, картинного, во все этом прелесть обыденного, мудрая воздержанность, красота простоты, практичность и утилитарность предметов. Китайски стиль – это красота как нечто вечное и мгновенное, как диалектическое единство единичного и всеобщего, настоящего и будущего. На фоне величественных гор, маленький человек ощущает рядом огромный мир. На духовном, человек ставит возвышенностью - бога, дух. Стиль выражает отношение человека к вещам, в нем важно не что, а как. Стиль указывает на качественную определенность бытия, на интенсивность качества, он делает бытие возвышенным. От чувства уважения, до чувства восхищения, находясь в китайском интерьере человек, испытывает категорию возвышенности. Расписные потолки, и естественный матовый свет, идущий неоткуда сверху через решетки, тоже создает ощущение возвышенности. Будучи не данностью, а отношением, стиль предполагает способность видеть вещи одновременно с разных сторон, является актом интерпретации, символикой, в котором вещи сливаются в другое: присутствующее устраняется, безмолвие не безмолвствуют, малейший нюанс несет в себе неисчерпаемую глубину смысла. Величественное вызывает у человека чувство успокоенности, удовлетворения и уважения. Энергия величия, прослеживается во многих деталях, наиболее полно сконцентрирована в социальном и духовном развитии - совершенстве человека.

В Китае «... мы застаем необычайно устойчивый, до мелочей продуманный и эстетически переработанный быт, цельное и последовательное миросозерцание, сложный, но прочный сплав художественных стилей... Стилистическое единство китайского искусства – это результат не только глубокого проникновения китайских мастеров в природу вещей... , но прежде всего их искреннего и безупречного доверия к жизни во всем ее разнообразии». В искусстве происходило не отражение жизни, а ее продолжение в движениях кисти и мазках туши. На этой своеобразной основе осуществлялась «самотипизация» китайского искусства, предметом которого становился не образ человека-героя и не духовные идеалы, а жизнь природы. Отсюда особенный эстетический вкус и художественный такт традиционного искусства Китая. В древних верованиях китайцев обожествлялись любые объекты природы: деревья, камни, ручьи, водопады (сравн. синто). Религия считалась искусством жизни, а созерцательное мироощущение требовало полного и смиренного слияния с природой. Мудрецы Востока любят повторять, что если для деятельного европейца, обуреваемого идеей покорения природы и демонстрации силы, нет большего удовольствия, чем забраться на вершину высокой горы, то для китайца наибольшее счастье – созерцать гору, у ее подножия. Центральное место в китайском искусстве занимает пейзаж – изощренная техника рисования кистью и тушью гор, водопадов, растений. Традиционный жанр китайского пейзажа так и называется: шань-шуй («горы-воды»). Гора (шань) олицетворяет Ян (светлый, активный принцип природы), вода (шуй) – Инь (женственный, темный и пассивный). Символизм китайской живописи также отличается от европейского символизма, он раскрывается в опоэтизированной конкретности. Например, на пейзаже может быть надпись: «Весною озеро Сиху совсем не то, что в другие времена года». Подобное название трудно представить в европейской живописи. Китайская архитектура сливается с природой. Из-за обилия дождей в Китае издавна применялась высокая кровля с крутыми скатами. Дом в несколько ярусов с крышами одна над другой свидетельствовал о знатности владельца. Применяя выгнутые стропила, китайцы, создавали оригинальные формы криволинейных скатов с приподнятыми углами, чтобы навес не препятствовал доступу света. Под стропила подводились короткие бруски дерева, создававшие ступенчатые выступы-консоли. К ним крепились доски с резным орнаментом и силуэтами драконов. Дерево покрывали ярко-красным или черным лаком с позолотой и инкрустацией перламутром. Китайские пагоды не тектоничны, а органичны в единстве с окружающим пейзажем; они вырастают из земли так же просто и естественно, как деревья, цветы или грибы после дождя. Силуэты тибетских храмов похожи на формы гор или пологих холмов, на склонах которых они находятся. Вся эта красота – не столько строительство в европейском смысле слова (как способ укрытия от стихии), а напротив – создание средствами искусства наилучших условий для созерцания природы
Для искусства Китая не типичны грандиозные архитектурные ансамбли, стремление к монументальности. Архитектура китайцев затейлива, но скромна и практична. В Китае увековечить себя означало не столько оставить о себе вещественный памятник, сколько прославить свое имя «записанным на бамбуке и шелке. В Китае, как и в традиционном искусстве Японии, все виды искусства – одновременно станковые и прикладные, изобразительные и декоративные. Здесь совершенно неуместно латинское слово «декор» или наименование «китайское декоративное искусство». К примеру, в искусстве Китая вообще отсутствует станковая картина в раме – одно из главных достижений европейских художников. Китайский мастер (живописец, график, каллиграф, поэт и философ одновременно) расписывает стены, шелковые свитки, бумажные ширмы и веера. Ремесленник сам начинал и заканчивал процесс изготовление вещи. Узкая специализация каждого ремесленника несет универсальную ценность личности и эстетическую цельность изготовляемого предмета. Дизайн, используется в технике формы живой природы, но в отличие от живой бионики, придает обработанный вид. Истинный арсенал форм дизайна- культура, в которой перерабатываются в свете опыта истории. Цвет, ритм, пропорции, масштаб, форма и назначения предмета не делимы. Цвет гармоничной природы улучшает эстетические и функциональные качества предмета. Важная система: человек – цвет – функция - пространство. Дизайн китайского интерьера очеловечивает взаимоотношение между вещью и личностью, а также между людьми. Пользуясь созданными вещами, человек эстетически наслаждается, созерцая себя в созданном мире.
В восточной традиции прекрасное – проявление истинной духовности, внутренний голос бытия и космического сознания, которые возвышают человека над его обыденно-мирским существованием. Эта традиция эстетизирует путь духовного очищения и прозрения. Кант (
XVIII в.) полагал, что при эстетическом восприятии прекрасного предмета 1) наше отношение к нему бескорыстно, незаинтересованное, чем принципиально отличается от морального и практического отношения; 2) мы получаем удовольствие "без понятия"; 3) предмет воспринимается как целесообразный "без представления о цели"; 4) предмет рассматривается "как предмет необходимого удовольствия.
Китайская традиция не знает разрыва между рациональным и экспрессивным, чувственным началом творчества, «идейным» и «безыдейным» искусством, реализмом и формализмом – тех бед, которые несет с собой европейское возвеличивание человека. Поэтому в Китае не было отдельных художественных направлений – Классицизма и Романтизма, борьбы идеологических движений. Существует традиция, основанная на вдумчивом созерцании природы, а стили живописи различаются не по амбициям художников, а по состоянию изображаемого пейзажа: «бегущий поток», «бамбуковый лист на ветру», «небеса, прояснившиеся после снегопада». Существовали стили «угловатой кисти» и «разбрызгивания туши». В теоретических трактатах говорится о восемнадцати видах контурных линий и шестнадцати видах мазков в изображении гор. Отстраненность личности художника определяет еще одну важную особенность традиционной китайской эстетики: мастер не размышляет о бренности своей жизни, а созерцает и эстетизирует бренность материальных вещей. Ценность приобретает незавершенная форма или патина времени, в сравнении с которой осмысляется символика «Восьми Бессмертных» и «Восьми драгоценностей». Любой обыденный предмет имеет символическое значение (такое отношение к вещам может быть только условно соотнесено с европейским понятием декоративности). Поэтому произведения китайского искусства нарядны и красочны, но не кажутся вычурными. В китайской литературе постоянны темы сна, сновидений и чудесных превращений, раскрывающих высший смысл простых вещей. Тело воспринимается не как материальная форма, оно – продолжение мыслимого пространства. Поэтому, в частности, в китайском искусстве, даже в эротических картинках, отсутствует «обнаженная натура», эстетизация телесности. Техника росписи фарфора основывается на многовековой традиции изощренного рисования и каллиграфии кистью и тушью по бумаге (также китайском изобретении). Особое отношение к материалу породило поэтические названия глазурей: «цвет луны», «голубой туман», «цвет неба после дождя», «павлинье перо», «цвет кожи желтой рыбы». В резьбе по дереву и изделиях из бронзы распространен геометрический орнамент, удивительно похожий на греческий меандр, мотив свастики (знак пожелания добра), спиральный орнамент – так называемые китайские облака, волна, зигзаг – лэй вэнь, знак молнии, символ благодатного дождя. Символом дождя, жизненно важного для земледельцев, был также дракон. Желтый дракон – эмблема императора (девять драконов с пятью когтями на лапах могли изображаться только на императорском одеянии). Зелено-голубой дракон был символом императорской династии Хань. Птица феникс (так европейцы называли изображения фазана) – знак пожелания силы, красоты и высшего блаженства. Каждый месяц года связывался с определенным цветком: хризантема – символ осени, дикая слива – зимы, пион – весны, лотос – лета. В самый жаркий месяц «человек с хорошим вкусом» будет наслаждаться у себя дома созерцанием «пейзажа с тенистыми рощами, в которых хорошо укрываться от жары», а изображения «высохших деревьев и бамбука среди камней» можно держать в комнате в любое время года.
Китайцы были изобретателями шелковых тканей (самые ранние находки датируются концом 3 тыс. до н. э.). Вначале из шелка делались знамена и зонтики, служившие знаками различия. Желтый цвет полагался императору и императрице, лиловый – членам императорской семьи, голубой – высшим военным чинам, красный – средним, черный – чиновникам низшего ранга. Красочные росписи фарфоровых изделий названы европейцами «зеленым», «розовым» и «черным семейством». Изысканный декор изделий «розового семейства» именовали «парчовым стилем». К периоду Канси относят лучшие резные изделия из нефрита. Интересно, что, в отличие от цветного камня, дерева и фарфора, стекло в Китае практически не применялось. Наряду с резьбой по красному лаку в Китае делали мебель, шкатулки, пюпитры из «расписного лака» – особой техники многослойного лакового покрытия деревянных изделий с росписью и междуслойной инкрустацией фольгой и перламутром. Эту технику заимствовали у китайцев японские и корейские мастера. До настоящего времени сохранилось искусство ажурных силуэтов из цветной бумаги и фольги. При изучении китайского искусства возникает ощущение, что его мастера наслаждались работой, придавая философский смысл решению самых сложных технических задач. К примеру, на грани разумного, с точки зрения европейца, находится работа над ажурной резьбой костяных шаров, вращающихся один внутри другого. На такую работу у мастеров уходили многие годы. Искусство Китая оказало решающее влияние на формирование национальных художественных традиций в Корее и Японии. Китайские изделия всегда были интересны европейцам, они привлекали особой эстетикой, красотой материала и тщательностью его обработки. Китайский фарфор и шелк ценились на вес золота в буквальном смысле этого слова.

Итак, стиль в китайском эстетическом понимании – это прообраз вселенского Веяния, всё и вся последующего и ориентирующего вещи в возвышенном пространстве и во времени…

Автор Ольга Шышова

 

Дизайн

Таллин, Эстония


Делаем работы и в других странах посредством Skype, Viber, E-mail, приездa


Поделись сайтом